Сергей Николаевич Блинов (senib) wrote,
Сергей Николаевич Блинов
senib

Categories:

Центральный банк – паника на капитанском мостике

Банк России забыл о выходных и бросился спасать рубль. Все предыдущие попытки ЦБ спасать рубль (1998, 2008 и 2014) уверенно сажали корабль российской экономики на мель. Так будет и сейчас.

И плохо даже не то, что робкие ростки оживления российской экономики будут безжалостно вытоптаны впавшими в панику руководителями ЦБ. Гораздо хуже, что очевидные ошибки управления будут опять списаны на внешнюю конъюнктуру и происки врагов. "Кто виноват?", а главное, "Что делать?".

Как происходят кризисы в России

Нефть падает в цене, рубль ослабляется, цены акций (как и других российских активов) катятся вниз. Такое уже многократно случалось и случится ещё не раз. Но всё это не ведёт к кризису российской экономики автоматически. Кризис возникает только в том случае, если Центробанк впадает в панику и начинает сокращать денежную массу. Рублёвую.

Механизм изъятия рублей из экономики предельно прост: валютные интервенции в защиту рубля. ЦБ приходит на биржу с валютой, продаёт её, получает взамен рубли. Но, оказавшись в закромах Центробанка, рубли из экономики, к сожалению, исчезают (стерилизуются, как говорят экономисты). Денежная масса в результате сжимается, экономика обескровливается. И поэтому не случайно, что все последние экономические кризисы (1998, 2008, 2014-15 годов) в России развивались по одному и тому же сценарию:

На первом этапе ЦБ тратит золотовалютные резервы на интервенции в поддержку рубля, изымая в ходе этих интервенций гигантские объёмы рублёвой денежной массы. Например, в 2008 году за пять месяцев, начиная с сентября 2008 года, при денежной массе порядка 14 триллионов рублей в ходе интервенций было изъято свыше 5,5 триллионов рублей (более трети всей денежной массы), что и есть главное негативное свойство валютных интервенций. Такие кровопускания закономерно усугубляют кризис.

На втором этапе бесплодность попыток удержать курс рубля становится очевидной, ЦБ интервенции прекращает, рубль девальвируется.

На третьем этапе рублёвую денежную массу сжирают уже не интервенции ЦБ, а выросшая из-за девальвации рубля инфляция: товары (в первую очередь – импортные) от девальвации, как известно, дорожают. И хотя первопричина кризиса – валютные интервенции Центробанка – к тому времени уже исчезает, из-за инфляции кризис развивается как бы по инерции.

Прекращается же кризис потому, что ЦБ прекращает изымать рубли из экономики (а иногда и начинает добавлять их – тогда экономика выходит из кризиса быстрее), а всплеск инфляции, вызванный девальвацией рубля, сходит на нет естественным образом.

Хитрые интервенции 2018 года

Официально ЦБ отказался от проведения валютных интервенций в конце 2014 года, сразу после того, как в очередной раз «спалил», по выражению В.Путина, валютные резервы (более 160 млрд. долларов) и вверг экономику в кризис.

Но в 2018 году в ЦБ придумали схему, позволяющую интервенции проводить, но формально их так не называть. Инновация здесь в том, что при классических интервенциях Центробанк сам приходил на биржу с валютой и забирал оттуда рубли, сжимая рублевую денежную массу. А с 2018 г. рубли из экономики стал изымать не Центробанк, а посредник в лице другого государственного органа, Минфина. Затем Минфин отдаёт рубли на стерилизацию в Центробанк, получая взамен от Центробанка валюту. Такие валютные интервенции стали называться «приостановкой покупки валюты в рамках «бюджетного правила».

Стоило, например, в апреле 2018 г. биржевому курсу рубля отреагировать на новые американские санкции ослаблением, как Центробанк прекратил покупать валюту (что он обязан был делать по так называемому бюджетному правилу) на открытом рынке. С экономической точки зрения такой шаг был равносилен возобновлению валютных интервенций, то есть, изъятию якобы лишних рублей из экономики. Иначе говоря, оказавшись в очередной раз в стрессовой ситуации,




Фото: kremlin.ru

Центробанк привычно запаниковал, прибег к валютным интервенциям и в благоприятнейших внешнеэкономических условиях - торговое сальдо в 2018 году показало второй лучший результат в истории (194 млрд. долларов), а счёт текущих операций  был лучшим в истории (113 млрд. долларов)! - едва не привел экономику к кризису: в первом квартале 2019 г. экономика выросла на символические 0,5%, лишь чудом избежав падения.

Верные признаки кризиса

Для чего нужно знать этот механизм раскручивания кризиса? Чтобы понимать, какие декларации и «словесные интервенции» ЦБ свидетельствуют о том, что ЦБ морально готов вогнать экономику в кризис. Перечислим их:


  • Объявление о начале либо прямых, либо – скрытых (под крышей Минфина) валютных интервенций, в том числе - объявление о прекращении покупок валюты в рамках «бюджетного правила»

  • Объявление об ограничениях в предоставлении ликвидности (читай – рублей) банковскому сектору «в целях ограничения валютных спекуляций»

  • Объявления о других действиях ЦБ, сокращающих рублёвую денежную массу.

С некоторым лагом результаты действий Центробанка отражаются в статистических данных:


  • Сокращаются ЗВР

  • Уменьшается реальная денежная база (или резко уменьшаются темпы её роста).

  • Уменьшается реальная денежная масса (или уменьшаются темпы её роста).

Что происходит сейчас

Первый признак панической реакции ЦБ уже налицо. Несмотря на выходной день, 9 марта ЦБ объявил, что «принял решение не осуществлять покупку иностранной валюты на внутреннем рынке в рамках реализации механизма бюджетного правила на 30 дней».

Фактически Центробанк объявил о начале «замаскированных» валютных интервенций.

Но это ещё не всё: ЦБ «готов задействовать дополнительные инструменты в целях сохранения финансовой стабильности». Под этими словами имелись в виду уже прямые валютные интервенции, о которых ЦБ и сообщил утром 10 марта.

Это значит, что очередной «идеальный шторм» ЦБ сотворит очень быстро.

А золотовалютные резервы, достигшие недавно 570 млрд. долларов, окажут, как это уже было в 2008 и 2014 годах, «медвежью услугу». Сработает крестьянская логика, раз есть резервы на чёрный день, то нужно их тратить, а губительное влияние интервенций на состояние экономики опять не будет осознано.

Что будет признаком улучшения ситуации?

Справедливо возникает вопрос: что делать?

Уже очевидно, что снижение Центробанком ключевой ставки в феврале было ошибкой. «Все мы задним умом крепки», - скажет читатель. И окажется неправ. О том, что снижение ставки – это плохо, я писал неоднократно (см. «Почему снижение ставки — это плохо», «Что ЦБ делать со ставкой?», «В защиту повышения ключевой ставки».)

Признаками же улучшения ситуации будут:


  • Решительное поднятие Центробанком ключевой ставки до 10%, а в случае продолжения биржевой паники – ещё более решительное, например, до 17%.

  • Возобновление отложенных покупок валюты.

  • Объявление о покупках валюты сверх предусмотренных бюджетным правилом объёмов.

  • Объявление о покупках других активов (золота, ОФЗ, других ценных бумаг российских эмитентов).

Итак, паника на капитанском мостике российской экономики (а именно центральные банки, а не правительства реально управляют современными экономиками на макроуровне) грозит тем, что в четвёртый раз за последнюю четверть века корабль российской экономики сядет на мель.

Может ли у этой печальной истории быть счастливый конец? Как это, может быть, не удивительно, но может.

Как бы вам понравился такой сценарий:

• 10 марта обвал, начавшийся на бирже сразу после открытия торгов, остановился у критических отметок, после которых торги обычно останавливаются.

• Оказалось, что неведомый крупный покупатель приобрёл акций российских компаний на десятки, если не сотни миллиардов долларов, остановив тем самым обвал.

• Уже к концу торговой сессии 10 марта котировки стали возвращаться к своим значениям 6 марта, ещё до всемирной паники. «Таинственный покупатель» получил баснословную прибыль за один торговый день.

• Позже бы выяснилось, что спасителем российского фондового рынка от обвала стал … Центральный банк РФ. В ночь с 9 на 10 марта представители ЦБ совместно с ВЭБ обсуждали детали этого беспрецедентного плана. По этому плану ЦБ предоставил ВЭБу безлимитную кредитную линию. ВЭБ же выступил тем самым маркет-мейкером, поддержавшим рынок.

Скажете, звучит фантастически? И будете неправы. ВЭБ выступил бы в такой роли не в первый раз: однажды он уже поддержал (и хорошо на этом заработал!) российский фондовый рынок. И случилось это всё в том же злосчастном 2008 году. Но тогда спасательная операция осуществлялась на средства правительства, которые по определению ограничены. А в этот раз можно было бы наконец-то использовать фактически безграничный ресурс Центробанка. И результат достигнут бы был не за недели и месяцы, а за один торговый день. Который, несомненно, вошёл бы в мировую историю фондовых рынков как уникальнейший кейс.

П.С.

Для тех, кто использует Телеграм:

Материалы этого блога можно на несколько часов (а иногда - дней) раньше прочитать на телеграм-канале "M2".

В Телеграме его можно найти, введя в строку поиска @m2econ.

Или воспользуйтесь ссылкой https://t.me/m2econ

Подписывайтесь!

Tags: Набиуллина, Россия, ЦБ, кризис, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal