Сергей Николаевич Блинов (senib) wrote,
Сергей Николаевич Блинов
senib

Знаменательная инфляция

Низкая инфляция – хорошее достижение. Но в уравнении экономического роста инфляция всего лишь знаменатель. Пора подумать о числителе

Низка инфляция, а роста что-то нет

По итогам ноября годовая инфляция составила 2,5%. Центральный банк России и лично его главу, Эльвиру Набиуллину, можно поздравить со знаменательным достижением: такого не было за всю постсоветскую историю! Уже девять месяцев, с марта 2017 года инфляция держится ниже уровня 4,4%, что вполне укладывается в заданный Центробанком диапазон «вблизи целевого уровня 4%».
Но можно ли использовать это достижение для ускорения экономического роста в России? Сейчас это вопрос более чем актуален, потому что надежды на «автоматическое» ускорение экономики не сбываются.
Всё становится на свои места если понять простую вещь: в уравнении экономического роста инфляция не числитель, а всего лишь знаменатель.

Япония, Бразилия, Россия…

Чтобы понять роль инфляции в экономическом росте необходимо обратиться к истории.
Достижение низкой инфляции не ведёт к росту экономики. Самый наглядный пример тому – Япония. 40 лет, до конца 1980-х годов, там наблюдался бурный экономический рост, названный «японским экономическим чудом». Но затем всё изменилось и 1990-е годы были названы «потерянным десятилетием» для этой страны, так как темпы роста экономики колебались около 0-1%, что было значительно ниже среднемировых темпов. Та же картина повторилась и в 2000-е годы, и их стали называть «вторым потерянным десятилетием». Для нас важен тот факт, что всё это происходило на фоне очень низкой, практически нулевой, инфляции.
Другой пример – во время Великой депрессии в США в 1929-1933 годах никакой инфляции не было. Цены, как известно, за годы Великой депрессии упали на 30% (наблюдалась дефляция). И, опять, отсутствие инфляции не привело к росту.
Низкая инфляция в Евросоюзе в 2011-2014 годах никоим образом не содействовала экономическому росту и снижению таких проблем экономики, как высокая безработица, высокий уровень государственного долга и других.
В российском ЦБ обещают, что низкая инфляция поможет экономическому росту, когда снизятся ставки в экономике. Но, увы, и эта надежда руководителей нашего ЦБ не подтверждается приведёнными выше примерами: во всех указанных случаях ставки были низкими.

Высокая инфляция – не препятствие для роста экономики. Академик Виктор Полтерович в одной из лучших своих работ «Трансформационный спад в России» приводит впечатляющие примеры роста экономики различных стран на фоне высокой инфляции. Так, в Бразилии в 1985 и 1986 годах прирост ВВП составлял более 8% в год. И происходил этот рост на фоне галопирующей инфляции: в 1985 году цены выросли в 3,2 раза (на 220%), в 1986 году – в 2,45 раза (на 145%).
Другой пример – Вьетнам 1989-91 годов. В 1989 году там либерализовали цены и курс валюты (провели «шоковую терапию»), и цены за этот год выросли на 75%. Высоким оставался уровень инфляции и в последующие два года. Но кризиса во Вьетнаме не было, все эти годы наблюдался рост ВВП более 7% в год.
Есть аналогичный пример и в экономической истории России. На 1 января 1999 года инфляция (годовая) составляла 84%. В июле 1999 года она достигала даже 127% (рост цен в 2,27 раза!). Несмотря на столь высокий уровень инфляции, экономика в 1999 году впервые за много лет показала невиданный с советских времен прирост ВВП на 6,4%. История продолжилась и в 2000 году. В начале года инфляция составляла 36,6%, что не помешало реальному ВВП вырасти на феноменальные 10%. Это был единственный за последние несколько десятков лет случай, когда экономика России по темпам роста обошла даже Китай. Этот российский пример ещё раз показывает, что экономический рост на фоне высокой инфляции возможен.

Дело не (только) в инфляции. Приведенные выше примеры низкой и высокой инфляции вовсе не означают, что для роста экономики нужна инфляция или что низкая инфляция росту вредит. Есть масса примеров того, как экономики рушились на фоне высокой инфляции или, наоборот, как низкая инфляция не мешала успешному росту. Это означает, что инфляция лишь часть экономического пазла. Важная часть, но не единственная.

Инфляция как знаменатель

Результат вычисления дроби зависит от числителя и знаменателя. Инфляция – явный знаменатель. Понять, что инфляция — это знаменатель, легко. Любой человек, получающий доходы и живущий в условиях инфляции с этим сталкивается. Разберём это на простейшем примере.
Исходные данные: Иван живёт на зарплату в 100 единиц, других доходов не имеет. Как будет меняться его реальная зарплата в зависимости от изменения (номинальной) зарплаты и цен?

1. Зарплаты и цены не меняются. Если зарплата и цены не изменятся, то реальная зарплата Ивана тоже не изменится.
2. Цены растут быстрее зарплаты. Если зарплата не увеличится, а цены на товары и услуги подорожают в 1,25 раза (то есть цены вырастут на 25%), то доходы Ивана снизятся на 20%. Подсчитать просто: при росте цен в 1,25 раза надо использовать это число как знаменатель: 100/1,25=80. Это означает, что покупательная способность зарплаты Ивана уменьшилась на 20% (вместо 100 единиц стала равной 80 единицам в реальном выражении), хотя в номинальном выражении она осталась той же, 100 единиц.
3. Цены и зарплаты растут одинаково. Если зарплата выросла на 25% (стала равной 125 единицам) и цены тоже выросли на 25%, то опять применяя рост цен как знаменатель получим 125/1,25=100 единиц. Это значит в реальном выражении зарплата Ивана не изменилась, как и в первом примере, то есть в случае постоянных зарплат и цен.
4. Зарплаты растут быстрее цен. Если же зарплата Ивана выросла, скажем, на 50% (стала равной 150 единицам), а цены выросли на 25%, то рост зарплаты обогнал рост цен. Применяя рост цен как знаменатель получим 150/1,25=120 единиц. Это значит в реальном выражении зарплата Ивана выросла на 20%, даже несмотря на рост цен на 25%.

Эти простые для понимания примеры позволяют нам понять и «японский феномен» застоя при низкой инфляции (всё как в примере номер один, где зарплаты и цены не меняются, но и роста при этом нет) и «бразильский феномен» роста при высокой инфляции (всё как в примере номер 4, где цены растут, но зарплаты растут быстрее цен). Инфляция всего лишь знаменатель, но на реальный результат оказывает влияние ещё и числитель, в нашем примере – это рост зарплаты.
Фундаментальное условие роста реальной зарплаты формулируется просто: рост зарплаты должен опережать рост цен.
Теперь становится очевидно, что описать динамику благосостояния Ивана, опираясь лишь на величину инфляции, невозможно - она не даст полного представления о ситуации. Но это же самое означает, что если ЦБ ставит цель добиться низкой инфляции, то достижения этой цели недостаточно, чтобы в экономике начался реальный рост.

От Ивана к странам

Хорошо, инфляция – это знаменатель. Но если мы говорим не о зарплате конкретного человека, а о странах, то что является числителем, аналогом зарплаты из нашего примера?
И для России, и для Японии, и для Бразилии, и для других стран таким показателем является денежная масса. Ниже мы увидим это на российском примере (см. также «Инфляция и экономический рост», «Реальные деньги и экономический рост»).
Мы привели выше фундаментальное правило роста реальной зарплаты. В применении к странам можно переформулировать его таким образом: реальный ВВП растёт, если темпы роста денежной массы опережают рост цен.

Одна картина заменяет тысячу слов. Рост цен и рост денежной массы в России показаны на графике 1.

График 1. Чем сильнее рост денежной массы опережает рост цен, тем быстрее растёт ВВП и наоборот.

Источники: ЦБ, Росстат, расчёты С. Блинова

Если вернуться к терминам «числитель-знаменатель», то зелёная линия (рост денежной массы) отображает числитель, а красная (рост цен) – знаменатель.
Когда зелёная линия на графике выше красной, результат вычисления дроби больше единицы, денежная масса в экономике растёт не только номинально, но и реально. А значит растёт и ВВП.
Если же зелёная линия ниже красной, то числитель меньше знаменателя, результат вычисления дроби меньше единицы, а значит денежная масса, а с ней и ВВП, в реальном выражении падают.
Важно не только положение зелёной линии выше красной. Важно и насколько выше. Чем сильнее рост денежной массы обгоняет рост цен (чем больше расстояние между зелёной и красной линиями на графике 1), тем выше темпы роста экономики.

Но фокус в том, что за счёт инфляции, знаменателя, увеличивать темпы роста экономики можно лишь до поры. Особенность инфляции в том, что её снижать бесконечно невозможно. Можно сократить наш знаменатель до единицы, что будет соответствовать инфляции в 0%, то есть полному отсутствию роста цен. Но дальше снижать наш знаменатель не только сложно (для этого цены должны падать), но и вредно – дефляция имеет серьёзные негативные последствия для экономики (в данной статье они не рассматриваются, но показательным является тот факт, что все ЦБ мира боятся дефляции и всеми силами стараются её избегать ).
Это значит, что, когда красная линия на графике 1 достигает единицы (100%), она больше не может опускаться вниз. Именно этого практически добился российский Центробанк. Для ускорения роста ВВП необходимо «развести» красную и зелёную линию на графике как можно дальше друг от друга. И если опускать красную линию больше невозможно, то остаётся поднять вверх зелёную линию. Другими словами, надо нарастить темпы роста номинальной денежной массы, тогда темпы роста реальной денежной массы и ВВП ускорятся.

Какой рост необходим?

Какой рост денежной массы необходим для роста ВВП, скажем на 5%? Несложно посчитать.
Между реальной денежной массой и реальным ВВП в России существует очень тесная взаимосвязь, корреляция между этими показателями близка к максимальному значению, единице (график 2)

График 2. ВВП в России очевидно зависит от реальной денежной массы.

Источники: ЦБ, Росстат, расчёты С. Блинова. Данные за 2000-2017 годы.

Такая тесная взаимосвязь позволяет рассчитать необходимый темп роста реальной денежной массы для различных целевых показателей ВВП (таблица 1)

Таблица 1. Для роста ВВП на 5% реальная денежная масса должна вырасти на 27,4%

Источник: Эксперт-онлайн от 26.05.2016, «Совет экономическому Совету»

Пользоваться этой «таблицей умножения ВВП» легко. Если принять в качестве цели рост ВВП в России на 5%, то реальная денежная масса должна вырасти на 27,4%.
Легко посчитать необходимый рост номинальной денежной массы: при инфляции 2,5%, достигнутой по итогам ноября, темп прироста денежной массы должен составить 30,6%. А при инфляции 4% (целевой уровень ЦБ), темп прироста денежной массы должен составить 32,5%.
Наглядно этот уровень (около 31%) показан на графике 1 пунктирной линией. Отчётливо видно, что все годы бурного экономического роста в России этот уровень достигался и превышался. Текущий темп прироста денежной массы – 10% – явно недостаточен, нужен в три раза более высокий темп.

Перспективы

С учётом номинального роста денежной массы на 10% и инфляции в 2,5%, реальный рост на 1 ноября 2017 года составляет 7,1%. Это значит (см. таблицу 1), что рост ВВП будет находиться в диапазоне 1-2%. Что ждёт нас впереди? Увы, «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2019 и 2020 годов», разработанные Центробанком, к сожалению, консервируют сегодняшнюю ситуацию. При инфляции 4% предполагается рост номинальной денежной массы в пределах 8-12%. А это значит, что ближайшие три года реальная денежная масса будет расти максимум на 7,7% в год. Рост ВВП в этом сценарии ЦБ так и будет колебаться в диапазоне 1-2% (см. таблицу 1).
Денежная масса, как и инфляция, зависит от политики ЦБ. Остаётся надеяться, что, позаботившись о знаменателе, Центральный Банк вспомнит и о числителе.
Tags: Бразилия, ВВП, Япония, денежная масса, инфляция, экономический рост
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments